Vikupautomsk.ru

Выкуп Авто МСК
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что у нас с ядерным двигателем

Что у нас с ядерным двигателем

Создание советской ядерной бомбы по сложности научных, технических и инженерных задач –значительное, поистине уникальное событие, оказавшее влияние на баланс политических сил в мире после Второй мировой войны. Решение этой задачи в нашей стране, не оправившейся еще от страшных разрушений и потрясений четырех военных лет, стало возможным в результате героических усилий ученых, организаторов производства, инженеров, рабочих и всего народа. Воплощение в жизнь Советского атомного проекта потребовало настоящего научно-технологического и промышленного переворота, который привел к появлению отечественной атомной отрасли. Этот трудовой подвиг оправдал себя. Овладев секретами производства ядерного оружия, наша Родина на долгие годы обеспечила военно-оборонный паритет двух ведущих государств мира – СССР и США. Ядерный щит, первым звеном которого стало легендарное изделие РДС-1, и сегодня защищает Россию.
Руководителем Атомного проекта был назначен И. Курчатов. С конца 1942 года он стал собирать ученых и специалистов, необходимых для решения проблемы. Первоначально общее руководство атомной проблемой осуществлял В. Молотов. Но 20 августа 1945 года (через несколько дней после атомной бомбардировки японских городов) Государственный Комитет Обороны принял решение о создании Специального Комитета, который возглавил Л. Берия. Именно он стал руководить Советским атомным проектом.
Первая отечественная атомная бомба имела официальное обозначение РДС-1. Расшифровывалось оно по-разному: «Россия делает сама», «Родина дарит Сталину» и т. д. Но в официальном постановлении СМ СССР от 21 июня 1946 года РДС получила формулировку – «Реактивный двигатель «С»».
В тактико-техническом задании (ТТЗ) указывалось, что атомная бомба разрабатывается в двух вариантах: с применением «тяжелого топлива» (плутония) и с применением «легкого топлива» (урана-235). Написание ТЗ на РДС-1 и последующая разработка первой советской атомной бомбы РДС-1 велась с учетом имевшихся материалов по схеме плутониевой бомбы США, испытанной в 1945 году. Эти материалы были предоставлены советской внешней разведкой. Важным источником информации был К. Фукс – немецкий физик, участник работ по ядерным программам США и Англии.
Разведматериалы по плутониевой бомбе США позволили избежать ряда ошибок при создании РДС-1, значительно сократить сроки ее разработки, уменьшить расходы. При этом с самого начала было ясно, что многие технические решения американского прототипа не являются наилучшими. Даже на начальных этапах советские специалисты могли предложить лучшие решения как заряда в целом, так и его отдельных узлов. Но безусловное требование руководства страны состояло в том, чтобы гарантированно и с наименьшим риском получить действующую бомбу уже к первому ее испытанию.
Ядерная бомба должна была изготавливаться в виде авиационной бомбы весом не более 5 тонн, диаметром не более 1,5 метра и длиной не более 5 метров. Эти ограничения были связаны с тем, что бомба разрабатывалась применительно к самолету ТУ-4, бомболюк которого допускал размещение «изделия» диаметром не более 1,5 метра.
По мере продвижения работ стала очевидной необходимость особой научно-исследовательской организации для конструирования и отработки самого «изделия». Ряд исследований, проводимых Лабораторией N2 АН СССР, требовал их развертывания в «удаленном и изолированном месте». Это означало: необходимо создать специальный научно-производственный центр для разработки атомной бомбы.

С конца 1945 года шел поиск места для размещения сверхсекретного объекта. Рассматривались различные варианты. В конце апреля 1946 года Ю. Харитон и П. Зернов осмотрели Саров, где прежде находился монастырь, а теперь размещался завод N 550 Наркомата боеприпасов. В итоге выбор остановился на этом месте, которое было удалено от крупных городов и одновременно имело начальную производственную инфраструктуру.
Научно-производственная деятельность КБ-11 подлежала строжайшей секретности. Ее характер и цели были государственной тайной первостепенного значения. Вопросы охраны объекта с первых дней находились в центре внимания.

9 апреля 1946 года было принято закрытое постановление Совета Министров СССР о создании Конструкторского бюро (КБ-11) при Лаборатории N 2 АН СССР. Начальником КБ-11 был назначен П. Зернов, главным конструктором — Ю. Харитон.

Постановление Совета Министров СССР от 21 июня 1946 года определило жесткие сроки создания объекта: первая очередь должна была войти в строй 1 октября 1946 года, вторая — 1 мая 1947 года. Строительство КБ-11 («объекта») возлагалось на Министерство внутренних дел СССР. «Объект» должен был занять до 100 кв. километров лесов в зоне Мордовского заповедника и до 10 кв. километров в Горьковской области.
Стройка велась без проектов и предварительных смет, стоимость работ принималась по фактическим затратам. Коллектив строителей формировался с привлечением «специального контингента» — так обозначались в официальных документах заключенные. Правительством создавались особые условия обеспечения стройки. Тем не менее строительство шло трудно, первые производственные корпуса были готовы только в начале 1947 года. Часть лабораторий разместилась в монастырских строениях.

Объем строительных работ был велик. Предстояла реконструкция завода N 550 для возведения на имеющихся площадях опытного завода. Нуждалась в обновлении электростанция. Необходимо было построить литейно-прессовый цех для работы со взрывчатыми веществами, а также ряд зданий для экспериментальных лабораторий, испытательные башни, казематы, склады. Для проведения взрывных работ требовалось расчистить и оборудовать большие площадки в лесу.
Специальных помещений для научно-исследовательских лабораторий на начальном этапе не предусматривалось – ученые должны были занять двадцать комнат в главном конструкторском корпусе. Конструкторам, как и административным службам КБ-11, предстояло разместиться в реконструированных помещениях бывшего монастыря. Необходимость создать условия для прибывающих специалистов и рабочих заставляла уделять все большее внимание жилому поселку, который постепенно приобретал черты небольшого города. Одновременно со строительством жилья возводился медицинский городок, строились библиотека, киноклуб, стадион, парк и театр.

17 февраля 1947 года постановлением Совета Министров СССР за подписью Сталина КБ-11 было отнесено к особо режимным предприятиям с превращением его территории в закрытую режимную зону. Саров был изъят из административного подчинения Мордовской АССР и исключен из всех учетных материалов. Летом 1947 года периметр зоны был взят под войсковую охрану.

Мобилизация специалистов в ядерный центр осуществлялась вне зависимости от их ведомственной принадлежности. Руководители КБ-11 вели поиск молодых и перспективных ученых, инженеров, рабочих буквально во всех учреждениях и организациях страны. Все кандидаты на работу в КБ-11 проходили специальную проверку в службах госбезопасности.
Создание атомного оружия явилось итогом работы большого коллектива. Но он состоял не из безликих «штатных единиц», а из ярких личностей, многие из которых оставили заметный след в истории отечественной и мировой науки. Здесь был сконцентрирован значительный потенциал как научный, конструкторский, так и исполнительский, рабочий.

В 1947 году в КБ-11 прибыло на работу 36 научных сотрудников. Они были откомандированы из различных институтов, в основном из Академии наук СССР: Института химической физики, Лаборатории N2, НИИ-6 и Института машиноведения. В 1947 году в КБ-11 работало 86 инженерно-технических работников.
С учетом тех проблем, которые предстояло решить в КБ-11, намечалась очередность формирования его основных структурных подразделений. Первые научно-исследовательские лаборатории начали работать весной 1947 года по следующим направлениям:
лаборатория N1 (руководитель — М. Я. Васильев) – отработка конструктивных элементов заряда из ВВ, обеспечивающих сферически сходящуюся детонационную волну;
лаборатория N2 (А. Ф. Беляев) – исследования детонации ВВ;
лаборатория N3 (В. А. Цукерман) – рентгенографические исследования взрывных процессов;
лаборатория N4 (Л. В. Альтшулер) – определение уравнений состояния;
лаборатория N5 (К. И. Щелкин) — натурные испытания;
лаборатория N6 (Е. К. Завойский) — измерения сжатия ЦЧ;
лаборатория N7 (А. Я. Апин) – разработка нейтронного запала;
лаборатория N8 (Н. В. Агеев) — изучение свойств и характеристик плутония и урана в целях применения в конструкции бомбы.
Начало полномасштабных работ первого отечественного атомного заряда можно отнести к июлю 1946 года. В этот период в соответствии с решением Совета Министров СССР от 21 июня 1946 года Ю. Б. Харитоном было подготовлено «Тактико-техническое задание на атомную бомбу».

Читать еще:  Датчик давления масла в двигателе чери амулет

В ТТЗ указывалось, что атомная бомба разрабатывается в двух вариантах. В первом из них рабочим веществом должен быть плутоний (РДС-1), во втором – уран-235 (РДС-2). В плутониевой бомбе переход через критическое состояние должен достигаться за счет симметричного сжатия плутония, имеющего форму шара, обычным взрывчатым веществом (имплозивный вариант). Во втором варианте переход через критическое состояние обеспечивается соединением масс урана-235 с помощью взрывчатого вещества («пушечный вариант»).
В начале 1947 года начинается формирование конструкторских подразделений. Первоначально все конструкторские работы были сконцентрированы в едином научно-конструкторском секторе (НКС) КБ-11, который возглавлял В. А. Турбинер.
Интенсивность работы в КБ-11 с самого начала была очень велика и постоянно возрастала, поскольку первоначальные планы, с самого начала очень обширные, с каждым днем увеличивались по объему и глубине проработки.
Проведение взрывных опытов с крупными зарядами из ВВ было начато весной 1947 года на еще строящихся опытных площадках КБ-11. Наибольший объем исследований предстояло выполнить в газодинамическом секторе. В связи с этим туда в 1947 году было направлено большое число специалистов: К. И. Щелкин, Л. В. Альтшулер, В. К. Боболев, С. Н. Матвеев, В. М. Некруткин, П. И. Рой, Н. Д. Казаченко, В. И. Жучихин, А. Т. Завгородний, К. К. Крупников, Б. Н. Леденев, В. М. Малыгин, В. М. Безотосный, Д. М. Тарасов, К. И. Паневкин, Б. А. Терлецкая и другие.
Экспериментальные исследования газодинамики заряда проводились под руководством К. И. Щелкина, а теоретические вопросы разрабатывались находившейся в Москве группой, возглавляемой Я. Б. Зельдовичем. Работы проводились в тесном взаимодействии с конструкторами и технологами.

Разработкой «НЗ» (нейтронного запала) занялись А.Я. Апин, В.А. Александрович и конструктор А.И. Абрамов. Для достижения необходимого результата требовалось освоить новую технологию использования полония, обладающего достаточно высокой радиоактивностью. При этом нужно было разработать сложную систему защиты контактирующих с полонием материалов от его альфа-излучения.
В КБ-11 длительное время велись исследования и конструкторская проработка наиболее прецизионного элемента заряда-капсюля-детонатора. Это важное направление вели А.Я. Апин, И.П. Сухов, М.И. Пузырев, И.П. Колесов и другие. Развитие исследований потребовало территориального приближения физиков-теоретиков к научно-исследовательской, конструкторской и производственной базе КБ-11. С марта 1948 года в КБ-11 стал формироваться теоретический отдел под руководством Я.Б. Зельдовича.
Ввиду большой срочности и высокой сложности работ в КБ-11 стали создаваться новые лаборатории и производственные участки, и откомандированные на них лучшие специалисты Советского Союза осваивали новые высокие стандарты и жесткие условия производства.

Планы, сверстанные в 1946 году, не могли учесть многих сложностей, открывавшихся участникам атомного проекта по мере продвижения вперед. Постановлением СМ N 234-98 сс/оп от 08.02.1948 г. Сроки изготовления заряда РДС-1 были отнесены на более поздний срок – к моменту готовности деталей заряда из плутония на Комбинате N 817.
В отношении варианта РДС-2 к этому времени стало ясно, что его нецелесообразно доводить до стадии испытаний из-за относительно низкой эффективности этого варианта по сравнению с затратами ядерных материалов. Работы по РДС-2 были прекращены в середине 1948 года.

По постановлению Совета Министров СССР от 10 июня 1948 года назначены: первым заместителем главного конструктора «объекта» — Щелкин Кирилл Иванович; заместителями главного конструктора объекта — Алферов Владимир Иванович, Духов Николай Леонидович.
В феврале 1948 года в КБ-11 напряженно работало 11 научных лабораторий, в том числе теоретики под руководством Я.Б. Зельдовича, переехавшие на объект из Москвы. В состав его группы входили Д. Д. Франк-Каменецкий, Н. Д. Дмитриев, В. Ю. Гаврилов. Экспериментаторы не отставали от теоретиков. Важнейшие работы выполнялись в отделах КБ-11, которые отвечали за подрыв ядерного заряда. Конструкция его была ясна, механизм подрыва — тоже. В теории. На практике требовалось вновь и вновь проводить проверки, осуществлять сложные опыты.
Очень активно работали и производственники — те, кому предстояло воплотить замыслы ученых и конструкторов в реальность. Руководителем завода в июле 1947 г. был назначен А. К Бессарабенко, главным инженером стал Н. А. Петров, начальниками цехов — П. Д. Панасюк, В. Д. Щеглов, А. И. Новицкий, Г .А. Савосин, А.Я. Игнатьев, В. С. Люберцев.

В 1947 году в структуре КБ-11 появился второй опытный завод — для производства деталей из взрывчатых веществ, сборки опытных узлов изделия и решения многих других важных задач. Результаты расчетов и конструкторских проработок быстро воплощались в конкретные детали, узлы, блоки. Эту по высшим меркам ответственную работу выполняли два завода при КБ-11. Завод N 1 осуществлял изготовление многих деталей и узлов РДС-1 и затем — их сборку. Завод N 2 (его директором стал А. Я. Мальский) занимался практическим решением разнообразных задач, связанных с получением и обработкой деталей из ВВ. Сборка заряда из ВВ проводилась в цехе, которым руководил М. А. Квасов.

Каждый пройденный этап ставил перед исследователями, конструкторами, инженерами, рабочими новые задачи. Люди работали по 14-16 часов в день, полностью отдаваясь делу. 5 августа 1949 года заряд из плутония, изготовленный на Комбинате N 817, был принят комиссией во главе с Харитоном и затем отправлен литерным поездом в КБ-11. Здесь в ночь с 10-го на 11-е августа была проведена контрольная сборка ядерного заряда. Она показала: РДС-1 соответствует техническим требованиям, изделие пригодно для испытаний на полигоне.

Могла ли ядерная ракета Путина загрязнить Европу

Специалисты по ядерной физике спорят, были ли испытания нового российского оружия причиной загадочных радиоактивных выбросов

Новая российская ракета с ядерным двигателем, рассекреченная Владимиром Путиным во время президентского послания на прошлой неделе, могла быть причиной таинственного радиоактивного выброса в Европе в начале этого года, утверждало норвежское издание Independent Barents Observer в статье, опубликованной через день после выступления российского президента. «Открытые медиа» узнали, что думают по этому поводу ученые.

О каких радиоактивных выбросах идет речь

В январе и феврале финское Управление по радиационной и ядерной безопасности обнаружило повышенный уровень радиоактивного изотопа йода-131 в воздухе, напомнили журналисты. Превышение также зафиксировали в Норвегии и Эстонии. Опасности для людей и окружающий среды уровень загрязнения не представляет, успокоили тогда специалисты.

Это был уже второй случай выброса радиоактивных веществ за полгода. Первый случился еще осенью. Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) 10 октября сообщило, что обнаружило в атмосфере нескольких стран ЕС радиоактивный изотоп рутений-106.

Читать еще:  Nexia dohc двигатель что это такое

Источник радиоактивного материала, скорее всего, находится на Южном Урале, заявило немецкое ведомство по радиационной защите. Российский «Гринпис» предположил, что выброс рутения-106 произошел на химкомбинате «Маяк» в Челябинской области, где производят компоненты ядерного оружия и изотопы, а также хранят и регенерируют отработанное ядерное топливо (ОЯТ).

Что известно о новой ракете

О том, что Россия разработала и успешно испытала не имеющую аналогов ракету, президент России рассказал 1 марта в послании к Федеральному собранию.

По его словам, российским учёным удалось создать «малогабаритную сверхмощную ядерную энергетическую установку» и разместить ее внутри крылатой ракеты, способной нести ядерное оружие. Это делает дальность полета ракеты «практически неограниченной», а саму ее — неуязвимой для любых систем ПВО и ПРО, отметил Путин.

В подтверждение своих слов президент показал небольшой видеоролик, на первых секундах которого виден запуск крылатой ракеты наземного базирования, а также съёмка ее полета из летящего рядом самолёта.

По словам Путина, испытательный пуск новой ракеты состоялся в конце 2017 года на Центральном ядерном полигоне, расположенном на архипелаге Новая Земля между Баренцевым и Карским морями. Путин не раскрыл точный принцип работы двигателя новой ракеты и не упомянул о возможных экологических последствиях испытаний.

Сторонники «ракетной» версии

Проведение испытаний ядерной крылатой ракеты как раз вызвал бы выброс изотопов йода-131, заявил журналистам Independent Barents Observer Нильс Бёмер, физик-ядерщик из экологического правозащитного центра «Беллона» в Осло. У этого изотопа короткий период полураспада в восемь дней и его появление в воздухе можно объяснить только операциями с ядерным реактором, объясняет Бехмер.

Вполне вероятно, что повышение концентрации йода-131 над Скандинавией могло быть связано с испытаниями, соглашается физик-ядерщик, независимый эксперт по атомной энергетике Андрей Ожаровский.

Более того, не исключено, что новые ракеты стали причиной появления рутения-106 на Урале, продолжает он. Поскольку осенний инцидент с рутением официально не расследован, то возможны любые версии, в том числе связанные с российской военной деятельностью, допускает Ожаровский.

Одно из основных направлений работы комбината «Маяка», который фигурировал в российских и иностранных отчетах как место наибольшего загрязнения — выполнение государственного оборонного заказа по производству компонентов ядерного оружия. Если на комбинат поступил военный заказ, то там могли начать выделение нужных радиоактивных изотопов для топлива реакторов крылатых ракет, рассуждает Ожаровский. При этом для сверхмощного малогабаритного реактора могли выделять изотопы с маленьким периодом полураспада. «Маленький срок жизни изотопа — проблема для атомной станции, но не для ракеты», — объясняет эксперт.

«Вряд ли рутений использовался в качестве топлива для самой ракеты. Но можно предположить, что они сделали реактор, использующий не уран и плутоний, а другие делящиеся материалы», — продолжает он.

Появление рутения могло быть связано с производством ядерного топлива на основе, скажем, кюрия, который выделяли из свежего (его еще называют «горячим») ядерного топлива, в котором полно рутения. «А дальше что-то могло пойти не так и соединения рутения оказались в воздухе», — рассуждает Ожаровский.

Похожей версии придерживается и французская газета Le Figaro. По ее данным, осенний выброс был связан с переработкой значительного количества радиоактивного топлива. Правда, Le Figaro считало, что «Маяк» занимался этим в мирных целях — в ходе эксперимента по производству источника радиации для франко-итальянского детектора частиц Borexino.

Противники «ракетной» версии

Если бы реактор расплавился бы во время эксперимента, это сопровождалось бы в первую очередь выбросом йода-131, а потом действительно рутения, но другого: рутения-103, а не рутения-106, опровергает версию о связи производства новой ракеты и осеннего радиационного загрязнения заведующий радиоизотопной лаборатории Института ядерных исследований РАН Борис Жуйков.

Выброс рутения не связан с испытаниями ракет, согласен директор «Атоминформ-центра», физик-ядерщик Александр Уваров. Выброс рутения-106 мог произойти только при работе с «горячим» отработавшим ядерным топливом, а на «Маяк» ядерное топливо, как правило, поступает после длительной выдержки, с уже распавшимся рутением-103, объясняет он.

Поскольку в России очень много холодного ОЯТ, использовать на «Маяке» горячее топливо абсолютно не логично, считает он.

Не стоит связывать с испытанием новой ракеты и появление йода-131 в воздухе североевропейских стран после Нового года, полагает Жуйков. Этот изотоп появляется в атмосфере вообще от любых работающих реакторов, объяснил он «Открытым медиа». «Например, углекислый газ есть везде — он выделяется при выдохе, выделяется из растений и из газировки. Если он есть [в атмосфере] в малых количествах, это не основание предполагать, что здесь проезжал автомобиль, который задавил прохожего», — проводит аналогию Жуйков.

Что признали российские власти

Российские власти осенью сначала отрицали какие-либо радиационные аномалии, однако в итоге признали, что выброс был, но «не очень опасный».

В ноябре Росгидромет сообщил на своем сайте, что с 25 сентября до 1 октября радиационный фон в атмосфере был превышен на Южном Урале, а экстремально высокое загрязнение отмечалось в пунктах измерения, расположенных поблизости от ПО «Маяк». Кроме того, продукты распада рутения-106 были зафиксированы на территории Татарстана, в Волгограде и Ростове-на-Дону. Обширный циклон стал причиной переноса воздушных масс и загрязняющих веществ с Южного Урала в район Средиземноморья и затем на север Европы, объяснило ведомство.

Официальные причины загрязнения так и не были названы: госкорпорация «Росатом», которой принадлежит «Маяк», и сам комбинат отрицали, что выброс рутения произошел в России. Повышенную концентрацию йода-131 в этом году российские ведомства не комментировали.

Сейчас пресс-служба Росатома не ответила на запрос «Открытых медиа». Представитель Гринпис, говоривший ранее о связи выброса рутения с деятельностью «Маяка», отказался от комментариев.

NASA профинансирует три проекта по разработке концепта ядерного космического двигателя

Поделитесь в соцсетях:

  • Нажмите, чтобы поделиться на Twitter (Открывается в новом окне)
  • Нажмите здесь, чтобы поделиться контентом на Facebook. (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться на LinkedIn (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться записями на Pocket (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться в Telegram (Открывается в новом окне)

Космическое агентство NASA вместе с Министерством энергетики США прилагают усилия к развитию космических ядерных технологий. Правительственная группа отобрала три предложения по проекту концепции реактора для ядерной тепловой двигательной установки. Реактор является критическим компонентом ядерного теплового двигателя, который будет использовать высокообогащенное урановое топливо.

Как ожидается, ядерная двигательная установка обеспечивает большую эффективность топлива по сравнению с химическими ракетными двигателями. Это потенциальная технология для пилотируемых и грузовых миссий на Марс, а также научных миссий за пределами Солнечной системы. Во многих случаях она позволит выполнять более быстрые и надежные миссии.

Каждый контракт, который будет заключён через Национальную лабораторию штата Айдахо Министерства энергетики США, оценивается примерно в $5 млн. Ведомство финансирует разработку различных стратегий проектирования для достижения установленных требований к производительности, которые могут помочь в исследовании дальнего космоса. Национальная лаборатория штата Айдахо Министерства энергетики США предоставит 12-месячные контракты трём компаниям. Каждая из них разработает концептуальный проект реактора, который может удовлетворить потребности будущих миссий.

  • BWX Technologies из Линчбурга, Вирджиния. Компания будет сотрудничать с Lockheed Martin.
  • General Atomics Electromagnetic Systems из Сан-Диего. Компания будет сотрудничать с X-energy LLC и Aerojet Rocketdyne.
  • Ultra Safe Nuclear Technologies из Сиэтла. Компания будет сотрудничать с Ultra Safe Nuclear Corporation, Blue Origin, General Electric Hitachi Nuclear Energy, General Electric Research, Framatome и Materion.
Читать еще:  Горит чек неисправности двигателя ситроен с4

По окончании срока исполнения контрактов Национальная лаборатория штата Айдахо Министерства энергетики США проведёт анализ проекта концепции реактора и предоставит рекомендации NASA. НАСА будет использовать эту информацию, чтобы заложить основу для будущего проектирования и разработки технологий.

NASA также разрабатывает систему питания на основе деления ядра, предназначенную для использования на поверхности на Луне и Марсе. Космическое агентство намерено сотрудничать с Министерством энергетики США в сфере подготовки запроса на предоставление предложений от потенциальных исполнителей. Представители отрасли смогут предоставить свои проекты системы класса 10 кВт, которую NASA могло бы реализовать на поверхности Луны.

Напомним, ранее DARPA выбрала троих подрядчиков для программы DRACO – создания ядерной силовой установки для ближнего космоса.

В Минобороны рассказали о крылатой ракете с ядерным двигателем и другом оружии из послания Путина

По словам замминистра, она может летать сутками и нести груз на любое расстояние

Москва. 12 марта. INTERFAX.RU — Заместитель министра обороны РФ Юрий Борисов в опубликованном в понедельник интервью газете «Красная звезда» рассказал о новейшем российском оружии, которое 1 марта стало одной из главных тем послания Владимира Путина к Федеральному собранию.

Крылатая ракета с ядерным двигателем

Среди прочих новинок президент особо выделил крылатую ракету с ядерным двигателем. По его словам, ничего подобного пока нет ни у одной страны в мире.

«Практически ее можно обнаружить на самом подходе к цели, а возможности ее маневра делают крылатую ракету также неуязвимой. Она может нести груз на любое расстояние. Сутками может летать», — рассказал «Красной звезде» замминистра обороны.

«Нам впервые, наверное, удалось это сделать. Спасибо огромное нашим ученым-ядерщикам, которые эту сказку сделали практической былью. В прошлом году прошли комплексные испытания, они подтвердили все те подходы, которые были заложены в эту крылатую ракету», — продолжил Борисов.

Он уточнил, что в ходе испытаний были подтверждены возможности вывода на заданную мощность ядерной энергетической установки. Замминистра пояснил, что ракета стартует на обычных пороховых двигателях, а затем запускается ядерная установка, при этом запуск должен происходить за короткий промежуток времени.

«Уникальность этой ракеты в том, что она, может быть, и тихоходнее по сравнению с гиперзвуковым «Кинжалом», но летит по заданной траектории, огибая складки местности на низкой высоте, что затрудняет ее обнаружение», — сказал Борисов.

Гиперзвуковой комплекс «Авангард»

Представитель военного ведомства также уделил внимание гиперзвуковому комплексу «Авангард». По его словам, система хорошо испытана и у Минобороны есть контракт на ее серийное производство. «Так что это никакой не блеф, а реальные вещи», — утверждает Борисов.

Он отметил, что при создании «Авангарда» российским ученым пришлось преодолеть ряд сложностей, связанных с тем, что температура на поверхности боевого блока достигает 2 тыс. градусов. «Он действительно летит в плазме. Поэтому проблема управления этим объектом и вопросы защиты стояли очень остро, но решения были найдены», — отметил Борисов.

МБР «Сармат»

Межконтинентальная баллистическая ракета (МБР) «Сармат» должна прийти на смену МБР «Воевода», продолжил замминистра.

«Подразумевается, что она, в отличие от своих предшественниц, может быть оснащена еще и гиперзвуковыми блоками, которые на порядок увеличивают проблему ее перехвата со стороны противоракетных систем», — сказал он.

По словам Борисова, все практические, научно-технические и производственные проблемы уже решены, подготовлены необходимые производственные мощности.

«В прошлом году хорошо прошли бросковые испытания. Они, безусловно, будут продолжены, потому что, как вы знаете, ракетная техника требует повышенной надежности. Это очень грозное оружие, и требуется гарантировать его стопроцентное применение. Поэтому большое количество испытаний — это, безусловно, нормальная практика», — сказал Борисов.

По его словам, стартовый вес ракеты «Сармат» превысит 200 тонн.

«Она может летать и через Северный, и через Южный полюса благодаря тому, что у нее значительно повышена дальность применения по отношению к «Воеводе». А возможность выводить серьёзную полезную нагрузку позволяет нам применять различную «начинку» — боевые блоки, которые в совокупности с тяжёлыми ложными целями достаточно эффективно преодолевают всевозможные элементы противоракетной обороны», — заявил он.

«Самое привлекательное, конечно, сбивать баллистическую ракету на старте, когда она находится на активном участке полета. У нашей новинки «Сармат» этот активный участок гораздо меньше, чем у его прародителя «Воеводы». Именно это делает новую МБР менее уязвимой», — сказал Борисов.

Утилизация «Воеводы»

В ближайшее время российские военные приступят к утилизации МБР «Воевода» (по классификации НАТО — SS-18 «Сатана»).

«Про эту стратегическую ракету все хорошо наслышаны, и у нас она прозвана «Воевода», а на Западе её называют «Сатана». Она разработана еще в середине 1980-х годов и стоит на боевом дежурстве, но время проходит, технологии двигаются вперед, эта система устаревает. Она уже на финише своего жизненного цикла. «, — пояснил Борисов.

Между тем, в прошлом декабре командующий РВСН генерал-полковник Сергей Каракаев заявлял, что «Воевода» останется в боевом составе Ракетных войск стратегического назначения (РВСН) до 2024 года. Он говорил, что комплексы могут остаться на боевом дежурстве и после этого, вплоть до 2025-2027 годов.

Ядерный подводный беспилотник

Подводный аппарат с ядерной энергетической установкой, который президент охарактеризовал словами «это просто фантастика», позволяет создать на своей основе торпеду с рекордными габаритными и весовыми характеристиками, заявил Борисов.

Он уточнил, что аппарат может погружаться на глубину свыше 1 тыс. метров и маневрировать в процессе движения к намеченной цели, двигаясь практически автономно.

«Оно не требует никакой коррекции, т.е. гироскопия, система наведения позволяют ей с достаточно высокой точностью, быстро, «без улик» подойти к объекту поражения. Я не знаю сегодня средств, которые способны остановить это оружие, потому что даже скоростные характеристики у него кратно выше, чем у имеющихся надводных и подводных средств, включая торпедное оружие», — сказал Борисов.

Он назвал новое оружие уникальным, открывающим совершенно другие возможности для защиты и безопасности РФ. По его словам, в отличие от нынешних атомных подлодок, для выведения на заданную мощность реактора нового аппарата нужны считанные секунды, а не несколько часов.

Гиперзвуковые комплексы «Кинжал»

Наконец, говоря о гиперзвуковых ракетных комплексы «Кинжал», Борисов отметил, что они могут уничтожать как неподвижные, так и движущиеся цели вплоть до авианосцев и кораблей класса крейсер, эсминец, фрегат.

Помимо гиперзвуковой скорости, «Кинжал» обладает способностью обходить все опасные зоны противовоздушной или противоракетной обороны. «Именно возможность маневрирования в гиперзвуковом полёте позволяет обеспечить неуязвимость этого изделия и гарантированное попадание в цель», — сказал замминистра.

Он напомнил, что с декабря прошлого года первые «Кинжалы» были приняты в опытно-боевую эксплуатацию и уже стоят на дежурстве.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector